Нужно ли программистов учить этике и при чем тут научная фантастика
Например, Джуди Голдсмит, профессор информатики Университета Кентукки, организовала курс «Научная фантастика и компьютерная этика».

Фантастика по-научному: объявлен победитель премии «Будущее время»
Эл № ФС77-55029 от 14 августа 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ...

Бакаев: два года назад был в «Спартаке-2», а сейчас — в сборной. Фантастика
Это фантастика. Показывает, что работа ведётся не зря», — приводит слова Бакаева RT. Зелимхан Бакаев дебютировал в сборной России в матче с К ...

Роботы-убийцы — это уже не фантастика, а реальность
Стоит признать, что робототехника за последние годы шагнула довольно далеко. Оружие, создаваемое оборонными компаниями, становится умнее ...

Книжный клуб: «Функции Селдона»
Серия: Эксклюзивная фантастика, 2019 год, 320 стр. Тираж 3000 экз. «Академия», она же «Фонд», она же «Организация», она же «Основание», она же ...

Отказ от ядерного оружия. Почему для Москвы это фантастика
МОСКВА, 8 ноя — РИА Новости, Софья Мельничук. Гонка вооружений, разорванные договоры и утрата веры в ...

Иона Шекет в Мире Духов
# 936927445

Иона Шекет в Мире Духов

88 р.

Сборник отличных, остросюжетных и действительно интересных рассказов, публиковавшихся в разные годы в периодической печати Израиля

Большая часть была впоследствии опубликована и разными изданиями в России, Украине, США.

Все эти произведения вышли из-под пера признанного мастера пера, известного в России преимущественно в жанре фантастики

Известно, что Станислав Лем запустил в космос своего Ийона Тихого, как прямого потомка барона Мюнхаузена, ну, а Шекет, стало быть, «Мюнхаузен-3»

Нужно сказать, что истории о том, как потомок какого-нибудь немецкого барона или польского шляхтича (хоть и самого Лема взять, например) оказывается израильским киббуцником, солдатом или советником премьер-министра по микроэкономике — в Израиле за фантастику не проходят, это сюжеты обыденные

Так что и оговаривать особенно автору эту преемственность не пришлось, и герой зашагал своей историей, которая составила в итоге полторы сотни рассказов

100